Статья 965 ГК РФ. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)

Ст 965 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

2. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

3. Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

4. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

Комментарий к статье 965 ГК РФ:

1. При имущественном страховании к страховщику, выплатившему страховое возмещение, в пределах уплаченной им суммы переходит принадлежащее страхователю (выгодоприобретателю) требование против лица, причинившего страховые убытки. Такой переход, именуемый страховой суброгацией, представляет собой разновидность cessio legis, т.е. перехода требования на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств (ст. 387 ГК).

КП: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право" (том 4) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

2. Спорным является вопрос о допустимости суброгации при страховании ответственности. Одни авторы отвечают на него положительно (см., например: Гражданское право России. Обязательственное право / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2004. С. 642 - 643 (автор главы - В.А. Рахмилович)), другие - отрицательно (см., например: Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. М., 2006. Т. 4. С. 372 - 373, 379 (автор главы - Т.С. Мартьянова)). В коммент. ст. говорится о суброгации при имущественном страховании. При этом в отличие, например, от п. 2 ст. 947 ГК не уточняется, что речь идет лишь о страховании имущества и предпринимательского риска. Поэтому легальные препятствия к суброгации при страховании гражданской ответственности отсутствуют. В то же время если требование, которое имел выгодоприобретатель против страхователя, не прекращается, а переходит к страховщику, то для страхователя во многих случаях теряется сам смысл страхования ответственности, особенно добровольного. Поэтому следовало бы установить, что при страховании ответственности притязание против страхователя переходит к страховщику лишь в случаях, предусмотренных законом (например, в случае умышленного причинения ущерба страхователем выгодоприобретателю, если страховщик не освобождается от страховой выплаты на основании ст. 963 ГК).

3. При суброгации требование переходит к страховщику ipso jure в момент страховой выплаты. Для перехода требования согласия должника не требуется, даже если должник и кредитор оговорили необходимость согласия должника на уступку требования или вообще запретили уступку (п. 10 письма ВАС N 75). В остальном к переходу требования в порядке суброгации применяются предписания § 1 гл. 24 ГК (о возражениях должника, его уведомлении, переходе обеспечительных прав и т.д.).

4. Обычно к страховщику переходит притязание на возмещение вреда, но возможен переход и иных притязаний (например, при страховании риска невозврата кредита к страховщику может перейти притязание страхователя на уплату неустойки). В силу п. 2 коммент. ст. отношения между страховщиком и причинителем подчиняются предписаниям о соответствующем виде обязательств (например, транспортных или деликтных).

5. Переход требования к страховщику не влечет изменения давностного срока и порядка его исчисления (ст. 201 ГК). К суброгированному притязанию применяется не сокращенный двухлетний срок, предусмотренный ст. 966 ГК, а давностный срок, установленный для притязания, которое перешло к страховщику, т.е., как правило, трехлетний срок (ст. 196 ГК).

6. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего требования к должнику (например, путем прощения долга) или осуществление этого требования стало невозможным по причинам, зависящим от страхователя (выгодоприобретателя), то страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения (п. 4 коммент. ст.).

7. Если закон предусматривает суброгацию требования (как это сделано, например, в коммент. ст.), то совершение задолженного предоставления во исполнение обязательства не прекращает последнее надлежащим исполнением (п. 1 ст. 408 ГК), а приводит к перемене кредитора в этом обязательстве.

8. Систему суброгации следует отличать от системы страхового регресса. Регресс предполагает прекращение исполненного обязательства и возникновение нового регрессного обязательства, в силу которого страховщик вправе требовать от причинителя страховых убытков компенсации своих потерь. Ввиду отсутствия правопреемства здесь по-иному решаются вопросы о возражениях должника, об исчислении давности, об обеспечительных мерах и т.д. Закон устанавливает систему регресса при обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ст. 14 Закона об ОСАГО). Поскольку предписание ст. 14 Закона об ОСАГО является специальным по отношению к общему предписанию п. 1 ст. 965, оно исключает суброгацию в отношениях по обязательному страхованию ответственности владельцев транспортных средств.