Статья 833 ГК РФ. Возврат должнику сумм, полученных финансовым агентом (фактором)

Ст 833 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

В случае неисполнения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником, последний не вправе требовать от финансового агента (фактора) возврат уплаченных ему сумм. Соответствующее требование может быть предъявлено должником клиенту.

Комментарий к статье 833 ГК РФ:

1. Коммент. ст. представляет собой результат прямого заимствования положений международно-правовых актов и текстуально совпадает с правилами ст. 10 Конвенции о факторинге.

2. Пункт 1 коммент. ст. отражает общий принцип, в силу которого правовое положение должника в результате уступки должно оставаться неизменным. Коммент. норма сохраняет за должником все варианты защиты, принадлежащие ему на случай неисполнения кредитором (клиентом) своего обязательства по передаче товаров (выполнению работ, оказанию услуг), например, предусмотренные п. 3 ст. 487 ГК.

3. Уступка права (цессия) не влечет автоматической замены стороны по первоначальному договору, равно как и перехода к цессионарию (финансовому агенту), наряду с денежным требованием встречной обязанности по передаче товара (выполнению работы, оказанию услуги). Исходя из этого, должник вправе предъявить соответствующие требования, вытекающие из неисполнения (ненадлежащего исполнения) клиентом своих договорных обязанностей, непосредственно к самому клиенту, а не к финансовому агенту.

4. Пункт 2 коммент. ст. устанавливает два исключения из указанного выше правила.

Должник вправе обратиться с требованием о возврате уплаченных сумм непосредственно к финансовому агенту, в случаях когда последний не оплатил клиенту уступленное требование либо оплатил его после того, как ему стало известно о нарушении клиентом своей обязанности перед должником по первоначальному договору.

Целью введения подобных исключений является, видимо, предотвращение неосновательного обогащения финансового агента или совершения им каких-либо недобросовестных действий. Основанием применения указанной нормы являются противоправные и виновные действия финансового агента, а механизм, закрепленный коммент. положением, создает специальный случай солидарной ответственности финансового агента и клиента по обязательствам последнего.

5. Вместе с тем подход, закрепленный в п. 2 коммент. ст., создает неоправданные преимущества для должника. Так, если бы требование не передавалось, то риск неплатежеспособности клиента (первоначального кредитора) полностью лежал бы на должнике (см.: Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2003. С. 290). Кроме того, указанные правила выступают в качестве препятствий для целого ряда используемых на практике механизмов финансирования. В этой связи ст. 21 Конвенции ООН об уступке устанавливает, что неисполнение первоначального договора цедентом не дает должнику права требовать от цессионария возврата каких-либо сумм, уплаченных должником цеденту или цессионарию.