Статья 830 ГК РФ. Исполнение денежного требования должником финансовому агенту

Ст 830 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. Должник обязан произвести платеж финансовому агенту (фактору) при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента (фактора) письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту (фактору) и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование или указан способ его определения, а также указано лицо, которому должен быть произведен платеж.

2. По просьбе должника финансовый агент обязан в разумный срок представить должнику доказательство того, что уступка денежного требования финансовому агенту действительно имела место. Если финансовый агент не выполнит эту обязанность, должник вправе произвести по данному требованию платеж клиенту во исполнение своего обязательства перед последним.

3. Исполнение денежного требования должником в соответствии с правилами настоящей статьи освобождает должника от соответствующего обязательства перед клиентом.

Комментарий к статье 830 ГК РФ:

1. Коммент. ст. регулирует "внешние" последствия уступки денежного требования. Развивая общие правила о цессии (ст. 382, 385 ГК), п. 1 коммент. ст. связывает обязанность должника произвести платеж цессионарию с получением им уведомления. По смыслу закона установленные коммент. ст. последствия порождает лишь письменное уведомление должника, в котором должны быть определены предмет уступки (денежное требование) и новый кредитор (финансовый агент).

До получения уведомления должник освобождается от своего обязательства платежом цеденту (клиенту) независимо от того, знал он или должен был знать о совершенной уступке (см.: Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 / Пер. с англ. А.С. Комарова. М., 2006. С. 310).

2. Пункт 1 коммент. ст. не уточняет, какая из сторон договора финансирования (клиент или финансовый агент) должна направлять письменное уведомление о состоявшейся уступке должнику, признавая легитимным уведомление любой из сторон.

Уведомление, направленное клиентом (первоначальным кредитором), во всех случаях должно считаться достаточным подтверждением факта уступки (см. ст. 9.1.12 (1) Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА и ст. 11:303 (2) Принципов Европейского договорного права).

При направлении уведомления финансовым агентом у должника могут возникнуть сомнения в наличии и обоснованности соответствующих прав. В целях разрешения подобных вопросов п. 2 коммент. ст. предоставляет должнику право запросить у финансового агента надлежащие доказательства уступки. При этом закон не уточняет объема и характера необходимой информации. В качестве надлежащего доказательства могут рассматриваться, в частности, сам договор финансирования или его копия либо любое письменное подтверждение факта уступки, исходящее от первоначального кредитора (клиента) (см. ст. 17 (7) Конвенции ООН об уступке, ст. 9.1.12 (4) Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА).

3. Непредоставление должнику надлежащих доказательств уступки по своим правовым последствиям приравнено к неуведомлению должника. В обоих этих случаях должник не несет никакой ответственности перед финансовым агентом, а совершение им платежа первоначальному кредитору (клиенту) считается надлежащим исполнением и погашает его обязанность.

4. Несмотря на важное практическое значение уведомления (см. также коммент. к ст. 832 ГК), оно находится за пределами юридического состава цессии (подробнее см.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 363) и не оказывает влияния ни на действительность совершенной уступки, ни на момент ее вступления в силу.

Таким образом, ГК не содержит запрета на использование модели "конфиденциального факторинга", при котором должник не уведомляется о состоявшейся уступке, а уплачиваемые им суммы передаются клиентом финансовому агенту. Отечественному законодательству не противоречит и конструкция "закрытого факторинга", характеризующегося тем, что цедент дает указание должнику о платеже на счет цессионария (финансового агента), но не уведомляет его об уступке (подробнее см.: Овсейко С. Факторинг: сравнительный анализ российского, зарубежного и международного законодательства и практики // Внешнеторговое право. 2007. N 1).

5. Должник, получивший уведомление об уступке, а при необходимости и доказательства ее совершения, освобождается от своей обязанности только платежом финансовому агенту. Это правило применяется и в случае, когда по причинам недействительности совершенной уступки требование к финансовому агенту не перешло. Хотя в подобной ситуации финансовый агент не является обладателем требования (кредитором), обязательство должника будет считаться надлежаще исполненным и прекращается (п. 3 коммент. ст.). Соответствующие правила подлежат применению лишь при добросовестном поведении должника (см. ст. 11:304 Принципов Европейского договорного права).