Статья 826 ГК РФ. Денежное требование, являющееся предметом уступки

Ст 826 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. Предметом уступки по договору факторинга могут быть денежное требование или денежные требования:

  • 1) по существующему обязательству, в том числе по обязательству, возникшему из заключенного договора, срок платежа по которому наступил либо не наступил (существующее требование);
  • 2) по обязательству, которое возникнет в будущем, в том числе из договора, который будет заключен в будущем (будущее требование) (статья 388.1).

2. Денежное требование переходит к финансовому агенту (фактору) в момент заключения договора факторинга, если иное не установлено таким договором. При этом будущее требование переходит к финансовому агенту (фактору) с момента его возникновения, если договором не предусмотрено, что будущее требование переходит позднее.

3. Если договор факторинга заключен ранее момента перехода денежного требования к финансовому агенту (фактору), дополнительное оформление перехода денежного требования не требуется.

Комментарий к статье 826 ГК РФ:

1. Отражая сложившуюся мировую практику и следуя правилам, закрепленным в ст. 5 Конвенции о факторинге, п. 1 коммент. ст. включает в число возможных предметов уступки, под которую предоставляется финансирование, как существующие, так и будущие денежные требования.

Подобный подход не вызывает принципиальных возражений, однако само законодательное определение указанных категорий достаточно противоречиво.

В качестве критерия разграничения существующих и будущих требований п. 1 коммент. ст. использует срок платежа. Требования, по которым данный срок уже наступил, относятся к первой из указанных групп, требования, закрепляющие право на получение денежных средств в будущем, - ко второй.

Данная законодательная формулировка создает иллюзию того, будто круг существующих требований ограничивается лишь просроченной дебиторской задолженностью, а требования, вытекающие из уже заключенных к моменту уступки договоров, но срок платежа по которым еще не наступил, являются будущими (см.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии. Алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 447 (автор комментария - А.С. Комаров)). Однако срок платежа определяет не существование, а лишь возможность осуществления требования. Кроме того, при подобной трактовке становятся излишними положения абз. 2 п. 1 коммент. ст., поскольку при наличии уже заключенного договора не может возникнуть затруднений в идентификации уступаемого требования.

Различие между существующими и будущими требованиями основывается на моменте заключения первоначального договора. В контексте коммент. ст. права, вытекающие из договоров, заключенных до либо в момент уступки, относятся к существующим, даже если их исполнение поставлено в зависимость от истечения определенного срока или наступления определенного условия. Соответственно, будущими должны признаваться требования, которые возникнут из договоров, заключенных после заключения договора финансирования.

Аналогичный критерий разграничения существующей и будущей дебиторской задолженности использует и Конвенция ООН об уступке (ст. 5, "b").

2. Предметом договора финансирования может быть не одно, а несколько денежных требований клиента.

В мировой торговой практике получила распространение модель оптовой уступки (in bulk), при которой финансовому агенту уступается не просто несколько требований, а их определенная категория или даже все обязательственные требования клиента (см. ст. 5 Конвенции о факторинге, ст. 9.1.6 Принципов международного договорного права УНИДРУА). Применение данной модели не исключено и в рамках отечественного правопорядка.

3. Поскольку условие о предмете является существенным для всякого договора (п. 1 ст. 432 ГК), уступаемое денежное требование должно быть определено в договоре финансирования под страхом признания его незаключенным. Условие о предмете считается согласованным, если конкретный договор финансирования содержит указание на признаки уступаемого требования, достаточные для его идентификации. Существующее требование должно быть отражено в договоре с той степенью конкретности, которая позволила бы выделить его из ряда других требований уже в момент заключения договора. Будущее же требование должно соответствовать указанным в договоре характеристикам не позднее, чем в момент его возникновения.

4. Если предметом договора выступает существующее требование, оно переходит к финансовому агенту в момент совершения уступки.

5. Иначе строится регулирование момента перехода будущего требования. Поскольку в момент заключения договора финансирования его еще не существует, оно не может перейти к финансовому агенту. Будущее требование считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств (п. 2 коммент. ст.). При этом дополнительного оформления перехода требования после того, как оно возникнет, не требуется.

Используемые в п. 2 коммент. ст. формулировки свидетельствуют о том, что в дискуссии о порядке перехода будущего требования законодателем поддержана "теория промежуточности", согласно которой уступленное право сначала возникает у цедента, а затем переходит к цессионарию. Подобный взгляд более согласуется с распорядительным характером уступки (см.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования // Очерки по торговому праву. Вып. 6. Ярославль, 1999. С. 17). Однако его принятие несколько ослабляет защищенность финансового агента, поскольку права последнего в отношении уступленных будущих требований при несостоятельности клиента неизбежно столкнутся с правами других кредиторов.

Рассмотренные выше правила п. 2 коммент. ст. носят императивный характер и не могут быть изменены соглашением сторон.

6. Пункт 2 коммент. ст. содержит также норму, регламентирующую уступку, совершенную под отлагательным условием (п. 1 ст. 157 ГК). Такая сделка уступки вступает в силу в момент наступления условия. Соответственно, требование переходит к финансовому агенту в этот момент, никаких дополнительных действий по оформлению перехода требования от сторон не требуется.

Коммент. норма говорит именно об обусловленности сделки уступки, а не самого уступаемого права, соответственно, она не может использоваться при уступке условных требований.