Статья 824 ГК РФ. Договор финансирования под уступку денежного требования

Ст 824 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. По договору финансирования под уступку денежного требования (договору факторинга) одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне - финансовому агенту (фактору) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент (фактор) обязуется совершить не менее двух следующих действий, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки:

  • 1) передавать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в виде займа или предварительного платежа (аванса);
  • 2) осуществлять учет денежных требований клиента к третьим лицам (должникам);
  • 3) осуществлять права по денежным требованиям клиента, в том числе предъявлять должникам денежные требования к оплате, получать платежи от должников и производить расчеты, связанные с денежными требованиями;
  • 4) осуществлять права по договорам об обеспечении исполнения обязательств должников.

2. Обязательства финансового агента (фактора) по договору факторинга могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

3. В части, не урегулированной настоящей главой, к отношениям, связанным с уступкой права требования по договору факторинга, применяются правила главы 24 настоящего Кодекса.

4. Участники гражданского оборота могут заключать также иные договоры, в соответствии с которыми осуществляется уступка денежных требований и которые предусматривают обязанность одной из сторон совершить одно или несколько действий, указанных в подпунктах 1 - 4 пункта 1 настоящей статьи.

5. Если в силу договора факторинга финансовый агент (фактор) несет обязанности по оплате цены приобретенных им денежных требований, по предоставлению клиенту займа (кредита) или по оказанию клиенту услуг, к отношениям сторон по договору факторинга применяются правила соответственно о купле-продаже, займе (кредите), возмездном оказании услуг постольку, поскольку это не противоречит положениям настоящей главы и существу отношений по договору факторинга.

Комментарий к статье 824 ГК РФ:

1. Финансирование под уступку денежного требования является новым для отечественного гражданского права институтом.

Вместе с тем подобные операции известны многим зарубежным правопорядкам и получили широкое распространение в международной торговой практике. Их унифицированное правовое регулирование содержится в рамках Оттавской конвенции УНИДРУА о международном факторинге 1988 г. (далее - Конвенция о факторинге), а также Конвенции ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле 2001 г. (далее - Конвенция ООН об уступке). Хотя Россия не участвует в указанных международных договорах, большинство их норм и принципов либо непосредственно восприняты отечественным правопорядком и нашли свое закрепление в рамках гл. 43 ГК, либо могут использоваться в качестве ориентира при толковании и применении соответствующих законодательных положений.

КП: примечание.

Монография Л.А. Новоселовой "Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2003.

2. В юридической литературе рассматриваемый договор зачастую именуется факторингом. Между тем в настоящее время факторинг представляет собой лишь одну из возможных форм финансирования под уступку требования наряду с форфейтингом, проектным финансированием, секьюритизацией, рефинансированием (подробнее см.: Ефимова Л.Г. Банковские сделки. Комментарий законодательства и арбитражной практики. М., 2000. С. 243 - 248; Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2004. С. 339 - 341).

Правила гл. 43 ГК имеют значение общих положений относительно всех указанных выше форм финансирования под уступку денежного требования.

3. Одним из основных элементов договора финансирования под уступку денежного требования является уступка права требования. Поэтому даже в отсутствие специальной нормы правила § 1 гл. 24 ГК о цессии подлежат применению к рассматриваемому договору, если они не противоречат положениям гл. 43 ГК.

4. В п. 1 коммент. ст. сформулировано определение договора финансирования под уступку денежного требования.

Данный договор может быть заключен как по модели консенсуального (когда обе стороны принимают на себя обязанности соответственно по передаче денежных средств и по уступке денежного требования), так и по модели реального договора.

Консенсуальный договор финансирования под уступку требования является взаимным. Что касается реального договора, то он по общему правилу носит односторонний характер (исключение составляют случаи, предусмотренные п. 2 коммент. ст. 824 ГК, когда договором на финансового агента возлагаются обязанности по оказанию клиенту дополнительных услуг).

Рассматриваемый договор является возмездным, поскольку исполнение каждой из сторон своих обязанностей обусловлено встречным имущественным предоставлением контрагента. При этом в качестве вознаграждения финансового агента выступает разница ("дисконт") между номинальной стоимостью уступаемого клиентом требования и размером предоставляемого финансирования.

5. В рамках рассматриваемого договора денежные требования обычно уступаются финансовому агенту в обмен на предоставление клиенту соответствующих денежных средств, выступая, по сути, в качестве способа возврата клиентом кредита (схема "покупки").

Наряду с этим абз. 2 п. 1 коммент. ст. предусматривает возможность использования уступки денежного требования и в качестве способа обеспечения исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом (схема "обеспечения") (см. коммент. к ст. 831 ГК).

6. Предметом рассматриваемого договора являются, с одной стороны, денежные средства, передаваемые клиенту, а с другой - денежное требование клиента к третьему лицу, которое уступается финансовому агенту.

В рамках договора финансирования возможна уступка лишь денежных требований, вытекающих из договора (см. коммент. к ст. 826 ГК). Возмездное отчуждение иных имущественных прав (если оно принципиально возможно с учетом их характера) опосредуется иными договорами, в частности куплей-продажей.

Круг существенных условий договора финансирования ограничивается лишь условием о предмете. Отсутствие в конкретном договоре иных условий не влечет признания его незаключенным и должно восполняться с помощью общих правил об обязательствах (гл. 22 ГК).

7. Помимо основной обязанности по предоставлению финансирования, договором на финансового агента может быть возложено оказание клиенту дополнительных финансовых и коммерческих услуг, например ведение бухгалтерского учета, обработка и выставление счетов и т.п. (п. 2 коммент. ст.). Договор, содержащий подобные условия, следует считать смешанным, а к отношениям сторон применять наряду с правилами гл. 43 ГК нормы о возмездном оказании услуг (поручении, агентировании и проч.).

По смыслу коммент. ст. оказание дополнительных услуг является не обязательным, а лишь факультативным элементом рассматриваемого договора. Обязанности финансового агента могут ограничиваться лишь предоставлением финансирования. В этом вопросе ГК не воспринял положения Конвенции о факторинге, ст. 1 которой предусматривает возложение на финансового агента по меньшей мере двух из следующих функций: финансирование поставщика; ведение учета по причитающимся суммам; предъявление к оплате денежных требований; защита от неплатежеспособных должников.

8. Содержащееся в коммент. ст. определение договора финансирования, к сожалению, не позволяет однозначно определить признаки, на основании которых возможно разграничение между рассматриваемым договором и другими договорными конструкциями, в рамках которых возможна передача права требования (в частности, куплей-продажей). В доктрине этот вопрос также не получил однозначного решения (см., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга пятая: В 2 т. Т. 1. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. М., 2006. С. 542 - 548 (автор главы - В.В. Витрянский)). Такая неопределенность порождает сложности в правоприменительной деятельности, не способствует развитию отношений финансирования под уступку требования и должна быть устранена законодателем. В качестве квалифицирующих для рассматриваемого договора целесообразно было бы использовать признаки, указанные в ст. 1 Конвенции о факторинге.