Статья 1397 ГК РФ. Евразийский патент и патент Российской Федерации на идентичные изобретения

Ст 1397 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. В случае, когда евразийский патент и патент Российской Федерации на идентичные изобретения или идентичные изобретение и полезную модель, имеющие одну и ту же дату приоритета, принадлежат разным патентообладателям, такие изобретения или изобретение и полезная модель могут использоваться только с соблюдением прав всех патентообладателей.

2. Если евразийский патент и патент Российской Федерации на идентичные изобретения или идентичные изобретение и полезную модель, имеющие одну и ту же дату приоритета, принадлежат одному и тому же лицу, это лицо может предоставить любому лицу право использования таких изобретений или изобретения и полезной модели по лицензионным договорам, заключенным на основе этих патентов.

Комментарий к статье 1397 ГК РФ:

1. В комментируемой статье сделаны попытки урегулирования ситуаций, когда выданы евразийский патент и патент Российской Федерации на идентичные изобретения, имеющие одну и ту же дату приоритета. Иными словами, речь идет о так называемом "двойном патентовании" или о кумуляции (т.е. совмещении) различных видов правовой охраны.

В отличие от ранее действовавшего законодательства (ст. 37.2 Патентного закона РФ состояла из двух абзацев), комментируемая статья разделена на два пункта.

2. Пункт 1 посвящен довольно редко встречающемуся на практике случаю двойного патентования, субъектами которого являются разные лица. Такие случаи возможны вследствие принципиальной повторимости результатов технического творчества.

В данном пункте указано, что если евразийский патент и патент Российской Федерации на идентичные изобретения (или идентичные изобретения и полезную модель), имеющие одну и ту же дату приоритета, принадлежат разным патентообладателям, то такие изобретения (или изобретения полезная модель) могут использоваться только с соблюдением прав всех патентообладателей.

Следовательно, допускается кумуляция различных видов правовой охраны на основе евразийского и российского патентов, принадлежащих разным патентообладателям, с большой степенью правовой неопределенности на рынке для третьих лиц, поскольку последние вынуждены обращаться не к одному патентообладателю, а, как минимум, к двум патентообладателям (патент Российской Федерации и евразийский патент) с предложениями о передаче прав на соответствующие патенты (отчуждение патента или заключение лицензионного договора).

Вместе с тем указание законодателя на то, что такие изобретения (или изобретение и полезная модель) могут использоваться только с соблюдением прав всех патентообладателей, следует толковать таким образом, что владельцы параллельных патентов могут независимо друг от друга использовать идентичные изобретения на своем предприятии и запрещать третьим лицам такое использование, а также могут независимо друг от друга предоставлять третьим лицам только простые (неисключительные) лицензии.

3. Пункт 2 комментируемой статьи допускает кумуляцию правовой охраны на основе евразийского патента и российского патента, принадлежащих одному и тому же лицу: если евразийский патент и патент РФ на идентичные изобретения (или идентичные изобретение и полезную модель), имеющие одну и ту же дату приоритета, принадлежат одному и тому же лицу, то это лицо может предоставить любому лицу право на использование таких изобретений или изобретения и полезной модели в соответствии с лицензионным договором, заключенным на основе этих патентов.

Из существа регулируемых отношений вполне очевидно, что обладатель евразийского патента и патента Российской Федерации может заключать не только лицензионные договоры с любыми лицами об использовании идентичных изобретений (идентичных изобретения и полезной модели), но и договоры об отчуждении соответствующих патентов либо договоры залога.

В связи с вышеизложенным следует особо подчеркнуть негативные последствия так называемого "двойного патентования" с совмещением патентообладателей в одном лице, поскольку оно приводит к правовой неопределенности на рынке евразийских и российских патентов. Редакция п. 2 комментируемой статьи, например, не устраняет возможность уступки патентообладателем одного из патентов другому лицу с сохранением лицензионного договора с другим лицом, внося неразбериху в конкурентные правоотношения между различными хозяйствующими субъектами.

Следует особо подчеркнуть, что совершенно иные последствия наступают в тех случаях, когда поданы идентичные заявки (разными заявителями и одним и тем же заявителем) на изобретения, полезные модели или промышленные образцы, имеющие одну и ту же дату приоритета: для того чтобы не допустить негативного эффекта двойного патентования, введен пункт 2 ст. 1383 ГК РФ.

Поэтому исходя из существа регулируемых отношений следует полагать, что владелец двух патентов (евразийского и российского) на идентичные изобретения, имеющие одну и ту же дату приоритета, может передавать права (отчуждение, предоставление лицензии, залог) на такие изобретения только совместно. Иными словами, независимо друг от друга права на такие патенты на изобретения передаваться не могут.

4. Совсем иначе решается этот вопрос в странах с солидным стажем рыночных отношений. В большинстве промышленно развитых стран, в первую очередь в странах ЕС, законодательно запрещено "двойное патентование" изобретений. Так, например, в большинстве государств - участников Европейской патентной конвенции кумуляция различных видов правовой охраны после выдачи европейского патента либо запрещена, либо негативные последствия такой кумуляции устранены соответствующими ограничениями. В таких случаях, как правило, национальный патент прекращает свое действие с даты, на которую истекает срок подачи возражения против выдачи европейского патента и такое возражение не подано, или закончено производство по возражениям с сохранением в силе европейского патента.

5. Кроме отмеченных выше негативных последствий, которые неизбежно возникнут вследствие применения комментируемой статьи, возникает вполне закономерный вопрос о легитимности принятия этой статьи в рамках Евразийской патентной системы. Ведь предусмотренное в ней правовое регулирование создает определенные ограничения в осуществлении прав владельцев евразийских патентов (действующих на территории России), которые, согласно ст. 9 Евразийской патентной конвенции, обладают исключительным правом использовать, а также разрешать или запрещать другим использование запатентованного изобретения. Именно ст. 9 ЕАПК должна применяться, учитывая норму части 4 статьи 15 Конституции РФ о приоритете международного договора Российской Федерации, во всех спорных случаях совмещения правовой охраны, описанных в комментируемой статье.

Следует особо подчеркнуть, что Евразийская патентная конвенция не содержит норм, которые делегировали бы государствам - участникам ЕАПК правомочия по принятию в национальных патентных законодательствах положений по вопросам совмещения (кумуляции) правовой охраны на основе национального и евразийского патентов.

Иначе обстоят дела в рамках других региональных патентных организаций. Например, ст. 139 (3) Европейской патентной конвенции предписывает, что любое Договаривающееся государство может установить признание и условия кумуляции охраны изобретения, раскрытого одновременно в заявке на европейский патент или европейском патенте и национальной заявке на патент или национальном патенте, имеющих одну и ту же дату подачи, или, если испрошен приоритет, - одну и ту же дату приоритета.