Статья 1367 ГК РФ. Лицензионный договор о предоставлении права использования изобретения, полезной модели или промышленного образца

Ст 1367 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

По лицензионному договору одна сторона - патентообладатель (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) удостоверенное патентом право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в установленных договором пределах.

Комментарий к статье 1367 ГК РФ:

1. В комментируемой статье приведено общее определение лицензионного договора в сфере промышленной собственности, основными признаками которого являются предоставление (обязанность предоставить) одной стороной - патентообладателем (лицензиаром) другой стороне (лицензиату) удостоверенное патентом право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в установленных договором пределах.

Лицензионный договор, как и договор об отчуждении патента, является одной из форм распоряжения исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Вполне естественно, исходя из крайней лаконичности данного определения, что устанавливаемые лицензионным договором пределы использования технического или художественно-конструкторского решения, именуемые обычно условиями лицензионного договора, определяются в соответствии с общими нормами гражданского права как императивного, так и диспозитивного характера, закрепленными, в частности, ст. 1235 - 1238 и ст. 1254 ГК РФ.

2. Лицензионный договор заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Как указано в общей норме п. 2 ст. 1235 ГК РФ, несоблюдение письменной формы или требования о государственной регистрации влечет за собой недействительность лицензионного договора.

Требования о письменной форме лицензионного договора, а также о его государственной регистрации продублированы в ст. 1369 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье).

Согласно п. 2 ст. 1233 ГК РФ к договорам о распоряжении исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, в том числе к лицензионным (сублицензионном) договорам применяется общее положение об обязательствах (ст. 307 - 419) и о договорах (ст. 420 - 453).

Следовательно, моментом заключения лицензионного договора считается момент его регистрации в указанном федеральном органе.

Поэтому подписанный, но не зарегистрированный лицензионный договор не порождает гражданских прав и обязанностей не только в отношении третьих лиц, но даже между сторонами данного договора.

Единственное исключение из указанного правила - право лицензиата требовать от лицензиара исполнения его обязанности по государственной регистрации лицензионного договора, основанное на норме, установленной п. 3 ст. 165 ГК РФ, согласно которой суд вправе, если одна из сторон уклоняется от регистрации сделки, по требованию другой стороны вынести решение о ее регистрации.

Исходя из вышеизложенного, лицензионные договоры, как и договоры об отчуждении патента, целесообразно относить к категории формальных договоров (см. дополнительно п. 6 комментария к ст. 1365 ГК РФ). Во всяком случае такие договоры нельзя классифицировать в качестве консенсуальных, поскольку условием их действительности является соблюдение установленной формальности - государственной регистрации.

3. В комментируемой статье четко определена цель заключения лицензионного договора - предоставление (обязательство предоставить) лицензиату право использования. Поэтому лицензионный договор можно отнести к каузальным договорам, которые имеют правовую цель, к достижению которой стремятся стороны.

Кроме того, лицензионный договор следует признать двусторонне обязывающим (или взаимным) договором, по которому стороны принимают на себя соответствующие права и обязанности.

4. Сторонами лицензионного договора обозначены патентообладатель (лицензиар) и другая сторона (лицензиат).

На той или иной стороне лицензионного договора могут быть гражданин (физическое лицо) и/или юридическое лицо.

Таким образом, в качестве лицензиата (предполагается, что патент также выдан физическому и/или юридическому лицу) в лицензионном договоре, в отличие от некоторых правовых систем, не могут выступать представительства, филиалы и другие обособленные подразделения юридического лица (см. дополнительно п. 4 комментария к ст. 1365 ГК РФ).

Следует особо подчеркнуть, что действующее законодательство не содержит ограничений в отношении патентообладателя в праве выбора вида договора, посредством которого он уполномочивает других лиц заключить договоры о предоставлении права на использование изобретения, охраняемого принадлежащим ему патентом: договора комиссии, агентирования, поручения, доверительного управления (см. подробнее: Евдокимова В.Н. Передача технологии: правовое регулирование и правоприменительная практика в Российской Федерации. М., 2001. С. 75 - 81).

Так, например, поскольку при заключении лицензионных договоров патентообладатель вправе воспользоваться услугами комиссионера (гл. 51 ГК РФ), в качестве лицензиара в таких договорах может выступать комиссионер.

Следует полагать, что такого рода договоры, не требующие регистрации сами по себе, необходимы при регистрации лицензионных договоров в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности для подтверждения правомочия лица, не являющегося патентообладателем, выступать в качестве лицензиара или подписывать договор от его имени.

Кроме того, в качестве лицензиара может выступать сублицензиар в сублицензионном договоре, являющийся лицензиатом в ранее заключенном лицензионном договоре, по условиям которого у него есть право предоставлять сублицензии.

5. В статье 1236 ГК РФ путем закрытого перечня определены виды лицензионных договоров:

- простая (неисключительная) лицензия, т.е. предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам;

- исключительная лицензия, т.е. предоставление лицензиату права использования результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации без сохранения за лицензиатом права выдачи лицензий другим лицам.

Содержание упомянутых выше положений свидетельствует о кардинальном отходе от ранее действовавшего правового регулирования лицензионных договоров в России (п. 1 ст. 13 Патентного закона РФ). Это касается не только формальных моментов, например введения литературного термина "простая" лицензия как синонима неисключительной лицензии, но и положений по существу.

Классифицирующим признаком разграничения видов лицензионных договоров, согласно ст. 1236 ГК РФ, является факт сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам или отсутствия у лицензиара указанного права. При этом в обоих случаях (и при выдаче исключительной лицензии, и при выдаче неисключительной лицензии) лицензиату предоставляется право использования результата интеллектуальной деятельности, в данном случае изобретения, полезной модели или промышленного образца.

Рассмотрим правовые последствия упомянутых выше положений для режимов исключительной и неисключительной лицензий по сравнению с ранее действовавшим правовым регулированием лицензионных договоров.

При исключительной лицензии, согласно п. 1 ст. 13 Патентного закона РФ, лицензиату передавалось право на использование в пределах, оговоренных договором, с сохранением за лицензиаром права на его использование в части, не передаваемой лицензиату. Подразумевалось также, что лицензиар лишался права выдачи лицензий другим лицам.

По сути, указанная лицензия была исключительной лишь по названию; в мировой патентной практике ей соответствовала так называемая "единоличная" или "полуисключительная" лицензия (см.: Штумпф Г. Лицензионный договор. М., 1988. С. 49 - 50).

При исключительной лицензии, согласно подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК РФ, лицензиату предоставляется право использования без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам.

Иными словами, лицензиат наделяется всеми правами, вытекающими из положительной функции патента, т.е. всеми способами использования запатентованного изобретения, полезной модели или промышленного образца. Кроме того, лицензиату, согласно ст. 1254 ГК РФ, предоставлено право защищать свои права всеми способами, которые предусмотрены, например, для защиты исключительных прав (ст. 1252 ГК РФ), т.е. лицензиат вправе, наряду с лицензиаром, реализовывать негативную функцию исключительного права.

Лицензиар, в случае выдачи им исключительной лицензии, лишается права самому использовать запатентованный объект и права выдачи лицензий другим лицам; по сути, за ним сохраняется правовой титул, т.е. право на патент, с возможностью предъявлять иск к нарушителям патента и возможностью расторгнуть договор исключительной лицензии, если лицензиат нарушает условия лицензионного договора, например не уплачивает лицензиару вознаграждение в случае возмездной исключительной лицензии.

Таким образом, в ст. 1236 ГК РФ реализована общепринятая в мире концепция исключительной лицензии, когда лицензиату принадлежат монопольное право использования предмета лицензии и право запрета такого использования другими лицами, включая патентообладателя - лицензиара. Сходная концепция была предложена разработчиками опубликованного проекта части третьей ГК РФ (ст. 1122) под названием полная лицензия (РГ. 1997. 12 июня).

В отношении неисключительной лицензии законодатель допустил ошибку, когда использовал ту же формулировку, что и в отношении исключительной лицензии: "Предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации." Значит, если толковать эту норму буквально, у лицензиара, кроме выдачи лицензий другим лицам, ничего не остается, даже права использования своего запатентованного объекта.

В чем же тогда различие между исключительной лицензией и неисключительной лицензией? Выходит, что только в возможности или невозможности выдачи лицензий другим лицам?

Вполне очевидно, что такая концепция неисключительной лицензии, противоречащая мировой патентной практике, в том числе и существовавшей ранее в России, может привести к печальным практическим последствиям.

Уместно отметить, что прежде (п. 1 ст. 13 Патентного закона РФ) в соответствии с неисключительной лицензией лицензиар, предоставляя лицензиату право на использование, сохранял за собой все права, подтверждаемые патентом.

Поэтому при толковании понятия простой (неисключительной) лицензии следует прежде всего принимать во внимание ее неисключительный характер, что всегда предполагает сохранение у лицензиара права на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца.

6. Следует особо отметить, что патентные законодательства большинства государств мира не содержат определений различных видов лицензионных договоров; имеются лишь указания о возможности передачи исключительных и неисключительных лицензий. Понятия лицензионных договоров разработаны в доктрине или судебной практике.

Несовершенство и ошибочность (в части неисключительной лицензии) определений видов лицензионных договоров в ст. 1236 ГК РФ ставит перед правоприменительными органами нелегкую задачу их адекватного толкования.

Норма п. 2 ст. 1236 ГК РФ, согласно которой лицензия предполагается простой (неисключительной), если лицензионным договором не предусмотрено иное, мало что дает для решения проблемы разграничения видов лицензионных договоров, поскольку само название лицензионного договора может быть ошибочно, а стороны договора могут заблуждаться относительно его действительного содержания.

Следует полагать, что в создавшейся ситуации стороны лицензионного договора могут прибегнуть к общей норме п. 2 ст. 421 ГК РФ, согласно которой стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, чтобы избежать неблагоприятных последствий жесткой конструкции видов лицензионных договоров, закрепленной в ст. 1236 ГК РФ.

Так, например, если лицензиар исключительной лицензии намерен сам использовать запатентованный объект, он должен закрепить за собой такое право непосредственно в договоре исключительной лицензии. Лицензиар неисключительной лицензии обязан включить в договор условие о сохранении за собой права использовать запатентованный объект, чтобы избежать эффекта буквального толкования положения о предоставлении лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности.

7. В основе толкования лицензионного договора, кроме признака сохранения за лицензиаром права выдачи лицензии другим лицам или отсутствия этого права, должен лежать признак исключительного или неисключительного характера предоставляемой лицензии.

Неисключительный характер лицензии предполагает, что лицензиат получает лишь право использования предмета лицензии в рамках относительного правоотношения. При этом лицензиат неисключительной лицензии лишен права выдачи сублицензий и права предъявления исков о нарушении патента. Количество неисключительных лицензий, представляемых патентообладателем(ями), не ограничено.

Исключительная лицензия предполагает предоставление лицензиату в рамках относительного правоотношения исключительного (монопольного) права использования предмета лицензии, исключающего из сферы такого использования всех других лиц, зачастую и патентообладателя - лицензиара. Дополнительно к такому относительному правоотношению по закону возникает абсолютное правоотношение, в котором с лицензиатом корреспондирует обязанность неопределенного круга лиц не нарушать исключительное право, являющееся предметом лицензии. Дополнительным признаком исключительной лицензии является возможность для лицензиата предоставлять сублицензии для других лиц, правда, не безусловная, а при письменном согласии лицензиара (см. комментарий к ст. 1238 ГК РФ).

8. Исходя из положений п. 3 ст. 421 ГК РФ о возможности заключать сторонами смешанный договор, содержащий элементы различных договоров, стороны лицензионного договора также могут включать в свои договоры обязательства, содержащие различные договоры, в том числе договоров аренды, купли-продажи, подряда, о совместной деятельности, что на практике приводит иногда к включению в договоры противоречащих друг другу условий, присущих различным договорным институтам.

Пункт 3 ст. 1236 ГК РФ вводит в российское право новую разновидность смешанных договоров применительно сугубо к лицензионным договорам: в одном лицензионном договоре в отношении различных способов использования результатов интеллектуальной деятельности (т.е. изготовления, применения, предложения к продаже, продаже и т.д.) могут содержаться условия, предусмотренные для различных видов лицензионных договоров, указанных в данной статье.

9. В статье 1235 ГК РФ предусмотрены условия заключения лицензионного договора о предоставлении права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, которые определяют также содержание лицензионных договоров о предоставлении права использования изобретения, полезной модели или промышленного образца.

Среди условий лицензионного договора необходимо выделять существование условий, требующих согласования волеизъявлений контрагентов (лицензиара или лицензиата), которые подразделяются на предписываемые законом (в данном случае ст. 1235 ГК РФ) и инициативные (признаваемые существенными по желанию сторон).

К существенным условиям лицензионного договора, предписываемым ГК РФ, можно отнести условия о предмете договора, о способах использования изобретения, полезной модели или промышленного образца и о цене возмездного лицензионного договора.

Существенное условие о предмете лицензионного договора одновременно индивидуализирует предмет исполнения (запатентованное изобретение, полезная модель или промышленный образец с указанием номера и даты выдачи патента) и определяет характер самого договора (предоставление исключительного или неисключительного права использования запатентованного изобретения, полезной модели или промышленного образца).

Существенное условие лицензионного договора о способах использования изобретения, полезной модели или промышленного образца определяет конкретные правомочия лицензиата по использованию запатентованного объекта, например права лицензиата на изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажу и иное введение в гражданский оборот продукции по лицензии.

Способы использования изобретения, полезной модели или промышленного образца закреплены в открытом перечне ст. 1358 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье). При этом такие способы могут быть указаны в лицензионном договоре общим способом (т.е. совместно) или конкретно (т.е. по отдельности).

Лицензионные договоры, согласно п. 5 ст. 1235 ГК РФ, могут быть возмездными и безвозмездными.

Условие о цене возмездного лицензионного договора (обусловленного договором вознаграждения) также является существенным, поскольку при отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным, т.е. несуществующим.

В отдельных статьях ГК РФ определены условия лицензионного договора, которые могут и не согласовываться сторонами, но тем не менее войдут в содержание их договорного обязательства как условия, предусмотренные диспозитивными нормами этих статей.

Следует полагать, что такие условия нельзя классифицировать в качестве существенных условий лицензионного договора.

К указанной категории условий лицензионного договора относятся условия о территории действия, о сроке, на который заключается лицензионный договор, о предоставлении лицензиару отчета об использовании соответствующего объекта.

Так, согласно п. 3 ст. 1235 ГК РФ, в лицензионном договоре должна быть определена территория, на которой допускается использование, в данном случае изобретения, полезной модели или промышленного образца. Если территория, на которой допускается использование соответствующего объекта, в договоре не указана, лицензиат вправе осуществлять их использование на всей территории России.

Согласно п. 4 ст. 1235 ГК РФ срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права. Однако, если в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет, если ГК РФ не предусмотрено иное. Здесь явно чувствуется влияние положений авторского права.

Пункт 1 ст. 1237 ГК РФ устанавливает, что лицензиат обязан представлять лицензиару отчет об исполнении результата интеллектуальной деятельности, если лицензионным договором не предусмотрено иное. В том случае, если в лицензионном договоре, предусматривающем представление отчетов об использовании, отсутствуют условия о сроке и порядке их представления, лицензиат обязан представлять такие отчеты лицензиару по его требованию.

Стороны лицензионного договора могут включать в договор любые иные условия, которые они считают необходимыми для достижения цели договора, в том числе об обоюдном информировании о произведенных усовершенствованиях, касающихся запатентованных объектов, об обязательстве лицензиара о технической осуществимости производства продукции по лицензии, о технической помощи в освоении производства продукции по лицензии, о соблюдении режима конфиденциальности, об обязательстве лицензиата не оспаривать действительность патента лицензиара.

10. Неисполнение той или иной стороной лицензионного договора его условий может повлечь возложение на виновную сторону гражданско-правовых санкций по правилам договорной ответственности.

Вместе с тем ГК РФ предусматривает возможность наступления внедоговорной (деликтной) ответственности вследствие использования лицензиатом изобретения, полезной модели или промышленного образца вне пределов предоставленного лицензиату объема прав.

Так, согласно п. 3 ст. 1237 ГК РФ, использование результата интеллектуальной деятельности способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращению действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору, влечет ответственность за нарушение исключительного права. Иными словами, упомянутые выше противоправные действия лицензиата квалифицируются как нарушение патента или контрафакция.

11. В отличие от ранее действовавшего патентного законодательства, когда правила регистрации договоров о передаче исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации принимались федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, в настоящее время порядок и условия государственной регистрации лицензионных договоров устанавливаются Правительством РФ (см. комментарий к п. 2 ст. 1232 ГК РФ).