Статья 1349 ГК РФ. Объекты патентных прав

Ст 1349 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. Объектами патентных прав являются результаты интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, отвечающие установленным настоящим Кодексом требованиям к изобретениям и полезным моделям, и результаты интеллектуальной деятельности в сфере дизайна, отвечающие установленным настоящим Кодексом требованиям к промышленным образцам.

2. На изобретения, содержащие сведения, составляющие государственную тайну (секретные изобретения), положения настоящего Кодекса распространяются, если иное не предусмотрено специальными правилами статей 1401 - 1405 настоящего Кодекса и изданными в соответствии с ними иными правовыми актами.

3. Полезным моделям и промышленным образцам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну, правовая охрана в соответствии с настоящим Кодексом не предоставляется.

4. Не могут быть объектами патентных прав:

1) способы клонирования человека и его клон;

2) способы модификации генетической целостности клеток зародышевой линии человека;

3) использование человеческих эмбрионов в промышленных и коммерческих целях;

4) результаты интеллектуальной деятельности, указанные в пункте 1 настоящей статьи, если они противоречат общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Комментарий к статье 1349 ГК РФ:

1. Комментируемая статья содержит положения, ранее известные российскому патентному законодательству (п. 5 ст. 3 Патентного закона РФ относительно секретных объектов), и положения, относящиеся к разряду нововведений.

2. В пункте 1 комментируемой статьи предусмотрено, что объектами патентных прав являются результаты интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, отвечающие установленным ГК РФ требованиям к изобретениям и полезным моделям, и результаты интеллектуальной деятельности в сфере художественного конструирования, отвечающие установленным ГК РФ требованиям к промышленным образцам.

Сказанное означает, что ни в законах, ни в других нормативных правовых актах не должны содержаться положения, определяющие условия квалификации результатов интеллектуальной деятельности таковыми, кроме тех, которые установлены в ГК РФ: см. комментарии ст. 1350 ("Условия патентоспособности изобретения"); ст. 1351 ("Условия патентоспособности полезной модели"); ст. 1352 ("Условия патентоспособности промышленного образца").

3. Объекты патентных прав, равно как и объекты авторского права и иные объекты, объединенные в рамках части четвертой ГК РФ, имеют один общий признак, характеризующий их как нематериальные, невещественные, бестелесные результаты интеллектуальной деятельности. Таким образом, нематериальность - универсальный признак для всех объектов, охраняемых согласно части четвертой ГК РФ, который определяет особенности их правовой охраны.

Зачастую, особенно на бытовом уровне, результаты интеллектуальной деятельности обозначают как нематериальные блага, что представляется ошибочным, поскольку термин "нематериальные блага" имеет четкий легальный смысл, указанный в ст. 150 ГК РФ. Так, нематериальными благами признаются, в частности, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права.

4. Результаты интеллектуальной деятельности, указанные в комментируемой статье изобретения, полезные модели и промышленные образцы, являются продуктами мышления, т.е. идеальными представлениями о материальных предметах, выраженными в логических определениях (понятиях). Следовательно, идеальные представления о материальных предметах, по сути, новые знания, являются объектами общественных отношений, урегулированных нормами права.

Главная особенность объектов патентных прав, в отличие, например, от предметов вещного права, заключается в предоставлении им со стороны государства специальной охраны, выраженной в форме исключительного права, т.е. патентной монополии. Имеются и другие отличия нематериальных, "идеальных" объектов от вещественных объектов, которые вкратце заключаются в следующем.

К изобретениям, полезным моделям и промышленным образцам, ввиду их нематериальной природы, нельзя применить категорию владения, входящую в триаду правомочий собственника вещи. Поэтому в отношении результатов интеллектуальной деятельности принято говорить об обладании: например, патентообладатель и т.п.

Специфика результатов интеллектуальной деятельности выражается в том, что они могут быть использованы одновременно неограниченным кругом лиц. Такое использование может быть законным, например, в случае предоставления права использования по лицензионному договору, или незаконным, например, в случае контрафакции, из-за чего результаты интеллектуальной деятельности особо уязвимы с точки зрения их сохранности.

Свойства нематериальных объектов таковы, что им нельзя причинить вред в общепринятом смысле этого слова, как, например, предметам вещного права. Однако, как уже указывалось, права на результаты интеллектуальной деятельности могут быть беспрепятственно нарушены, чем ощутимо наносится вред их обладателям.

В доктрине считается общепризнанным, что результаты интеллектуальной деятельности являются непотребляемыми объектами. Иными словами, они не подвержены физическому износу, т.е. они не подлежат амортизации, а сроки их морального износа заранее не могут быть определены. Однако российский законодатель по этому поводу придерживается иной точки зрения. Так, согласно п. 1 ст. 256 Налогового кодекса РФ, результаты интеллектуальной деятельности признаются амортизируемым имуществом (т.е. имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 10 тыс. руб.), стоимость которых погашается путем начисления амортизации.

Сказанное выше подтверждает тот непреложный вывод о том, как осторожно следует относиться к применению в отношении результатов интеллектуальной деятельности норм, рассчитанных на объекты вещных прав, не допуская их механического переноса из одной сферы в другую.

5. Положения пунктов 2 и 3 комментируемой статьи практически сходны с соответствующими положениями п. 5 ст. 3 ранее действовавшего Патентного закона РФ.

В соответствии с п. 2 комментируемой статьи на секретные изобретения распространяются положения ГК РФ, если иное не предусмотрено специальными правилами, предусмотренными ст. 1401 - 1405 ГК РФ (см. комментарий к этим статьям), и изданными в соответствии с ними иными правовыми актами, т.е. секретным изобретениям предоставляется правовая охрана на тех же условиях, что и обычным изобретениям с учетом особенностей такой охраны, предусмотренных § 7 главы 72 ГК РФ. При этом для этих целей допускается издание иных правовых актов, что встречается крайне редко в части четвертой ГК РФ.

Согласно п. 3 комментируемой статьи полезным моделям и промышленным образцам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну, правовая охрана в соответствии с ГК РФ не предоставляется. Правовая охрана в режиме секретности не предоставляется полезным моделям и промышленным образцам и на основании иных нормативных правовых актов, что обусловлено сущностью самих рассматриваемых объектов. Принято считать, что полезные модели, занимающие в иерархии технических решений место между изобретениями и рационализаторскими предложениями, экспертиза которых проводится без проверки условий патентоспособности, просто-напросто не "заслуживают" подобного режима охраны. Что касается промышленных образцов, являющихся художественно-конструкторскими, а не техническими решениями, к существенным признакам которых относятся прежде всего эстетические особенности внешнего вида изделия, то они по определению не могут считаться секретными.

Исходя из вышеизложенного, комментируемый пункт следует толковать таким образом, что в нем закреплена норма о том, что полезным моделям и промышленным образцам не может предоставляться правовая охрана в режиме секретности.

6. Пункт 4 комментируемой статьи в целом можно отнести к нововведениям части четвертой ГК РФ. В этом пункте изложен примерный перечень решений, противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали, которые не могут быть объектами патентных прав. В принципе такие решения относятся к разряду непатентоспособных; именно к таковым эти решения были причислены в ранее действовавшем законодательстве (п. 3 ст. 4 Патентного закона РФ).

Частными видами решений, противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали, согласно п. 4 комментируемой статьи являются: способы клонирования человека; способы модификации генетической целостности клеток зародышевой линии человека; использование человеческих эмбрионов в промышленных и коммерческих целях.

Следует особо отметить, что в связи с бурным развитием биотехнологии в мире не стихают споры вокруг патентования изобретений в сфере биотехнологии, поскольку последние объективно имеют двойственную природу, позволяя, с одной стороны, побеждать ранее неизлечимые болезни, а с другой стороны - оставляя возможность для злоупотреблений и непредвиденных последствий в такой деликатной области, как влияние на живую природу.

Применительно к биотехнологии, равно как и в отношении других областей человеческой деятельности, ни в ГК РФ, ни в других законах не раскрыты понятия "общественные интересы", "принципы гуманности и морали", так что при их оценке на практике следует использовать доктринальные исследования по праву, философии, социологии.

Следует указать, что в России использован западноевропейский опыт решения проблемы правового регулирования изобретений в области биотехнологии. В основе указанного регулирования лежат положения Директивы ЕС 98/44 от 6 июля 1998 г. "О правовой охране биотехнологических изобретений", которые являются дополнительным средством толкования при применении гл. VI ("Биотехнологические изобретения") Инструкции к Европейской патентной конвенции. В правиле 23 quinquies указанной Инструкции, помимо трех видов решений, противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали, которые упомянуты в п. 4 комментируемой статьи, указан еще один вид изобретения: способы изменения генетической индивидуальности животных, которые способны вызывать страдания без какой-либо существенной медицинской пользы для человека или животного, а также животные, выведенные такими способами.

В связи с вышеизложенным следует иметь в виду, что согласно п. 2 ст. 27 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (далее - Соглашение ТРИПС) страны-члены могут исключать из области патентуемых изобретения, коммерческое использование которых необходимо предотвратить в пределах их территории для охраны общественного порядка или морали, включая охрану жизни или здоровья людей, животных или растений, или во избежание нанесения серьезного ущерба окружающей среде.