Статья 1253.1 ГК РФ. Особенности ответственности информационного посредника

Ст 1253.1 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. Лицо, осуществляющее передачу материала в информационно- телекоммуникационной сети, в том числе в сети "Интернет", лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети, - информационный посредник - несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети на общих основаниях, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии вины с учетом особенностей, установленных пунктами 2 и 3 настоящей статьи.

2. Информационный посредник, осуществляющий передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате этой передачи, при одновременном соблюдении следующих условий:

1) он не является инициатором этой передачи и не определяет получателя указанного материала;

2) он не изменяет указанный материал при оказании услуг связи, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала;

3) он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, является неправомерным.

3. Информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате размещения в информационно-телекоммуникационной сети материала третьим лицом или по его указанию, при одновременном соблюдении информационным посредником следующих условий:

1) он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, содержащихся в таком материале, является неправомерным;

2) он в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети "Интернет", на которых размещен такой материал, своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав. Перечень необходимых и достаточных мер и порядок их осуществления могут быть установлены законом.

4. К информационному посреднику, который в соответствии с настоящей статьей не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, могут быть предъявлены требования о защите интеллектуальных прав (пункт 1 статьи 1250, пункт 1 статьи 1251, пункт 1 статьи 1252 настоящего Кодекса), не связанные с применением мер гражданско-правовой ответственности, в том числе об удалении информации, нарушающей исключительные права, или об ограничении доступа к ней.

5. Правила настоящей статьи применяются в отношении лиц, предоставляющих возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети.

Комментарий к статье 1253.1 ГК РФ:

1. Комментируемая статья включена в часть четвертую ГК РФ Федеральным законом от 2 июля 2013 г. N 187-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях" <1> (далее - Закон N 187-ФЗ). Проект этой статьи, устанавливающей особенности ответственности так называемых информационных посредников (или Интернет-провайдеров, как они первоначально назывались в проекте), был разработан при подготовке блока изменений в часть четвертую ГК РФ <2>, который в настоящее время принят Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ (далее - Закон N 35-ФЗ) и вступает в силу с 1 октября 2014 г. Однако ст. 1253.1 ГК РФ продолжает действовать в редакции Закона N 187-ФЗ, никакие изменения в связи с принятием Закона N 35-ФЗ в нее не были внесены.

--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2013. N 27. Ст. 3479.
<2> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 144; Законопроект N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СПС "КП".

2. Незаконное использование охраняемых результатов интеллектуальной деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях (прежде всего в Интернете), как известно, имеет широкий масштаб, причиняет серьезный экономический ущерб киномузыкальной, издательской индустрии, уменьшает доходы авторов и исполнителей, нарушает их личные неимущественные права.

Нарушителями интеллектуальных прав обычно являются пользователи, которые незаконно (т.е. без согласия правообладателей и без выплаты вознаграждения) выкладывают в Интернете охраняемые результаты интеллектуальной деятельности. Организации, оказывающие различные услуги по передаче и хранению материалов третьих лиц в Интернете (информационные посредники), как правило, сами не совершают действий, направленных на незаконное использование охраняемых результатов. Тем не менее вопрос об их ответственности за нарушение интеллектуальных прав возникает постольку, поскольку благодаря их деятельности происходит доведение таких результатов до всеобщего сведения, они становятся доступными для широкой публики. Возникает ситуация, в которой информационные посредники, не будучи виновниками правонарушений, все же способствуют их совершению и причинению ущерба правообладателям.

Кроме того, эти лица имеют возможность оперативно реагировать на нарушения интеллектуальных прав, пресекать такие действия, а правообладателям, чьи права нарушаются, значительно проще предъявлять свои требования к информационным посредникам, чем к конкретным нарушителям - пользователям.

Действующее гражданское законодательство не исключает применения в определенных случаях безвиновной ответственности за нарушения субъективных гражданских прав. Так, в п. 3 ст. 401 ГК РФ предусмотрено, что "лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы".

Нарушения исключительного права рассматриваются как деликты - обязательства, возникающие из причинения вреда имуществу лица, с которым нарушитель не находился в договорных отношениях, а п. 2 ст. 1064 ГК РФ прямо допускает, что законом может быть предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины его причинителя. При этом п. 3 ст. 1250 ГК РФ в действующей редакции содержит правило о том, что отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения к нарушителю мер, направленных на защиту таких прав. Все эти обстоятельства привели несколько лет назад к серьезной дискуссии о том, возможно ли применение безвиновной ответственности в случаях нарушения интеллектуальных (и прежде всего исключительных) прав.

Этот вопрос получил толкование в п. 23 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. В нем содержится разъяснение о том, что правило п. 3 ст. 1250 ГК РФ подлежит применению к способам защиты интеллектуальных прав, не относящимся к мерам ответственности (публикации суда о допущенном нарушении, пресечении действий, нарушающих исключительное право или создающих угрозу его нарушения). При этом в указанном Постановлении подчеркивается, что такие меры ответственности, как взыскание компенсации (п. 3 ст. 1252 ГК) и возмещение убытков, должны применяться в соответствии со ст. 401 ГК РФ, т.е. привлечение к ответственности предпринимателей за нарушение интеллектуальных прав возможно без вины.

Вместе с тем данный вопрос все же требовал более четкого законодательного регулирования, которое в целом было достигнуто с принятием новой редакции ст. 1250 ГК РФ, вступающей в действие с 1 октября 2014 г. (см. комментарий к указанной статье). Применительно к более частному случаю нарушений интеллектуальных прав в Интернете этот вопрос решается комментируемой статьей.

3. В комментируемой статье закрепляются лишь общие принципы ответственности информационных посредников. Более детально вопросы, связанные с подачей правообладателями заявлений о нарушении их прав, порядком рассмотрения таких заявлений, сроками и способами принятия мер, направленных на пресечение нарушений, должны быть урегулированы в специальном законе. Так, Закон N 187-ФЗ дополнил Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" новой ст. 15.2, которая предусматривает порядок ограничения доступа к сетевым ресурсам в связи с нарушениями исключительных прав на фильмы в сети Интернет. В ближайшее время аналогичные правила должны быть установлены и в отношении последствий нарушений в Интернете исключительных прав на все другие объекты авторских и смежных прав.

4. В п. 1 комментируемой статьи предусмотрено общее правило о том, что информационный посредник несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети (в том числе в сети Интернет) на общих основаниях, предусмотренных ГК РФ, при наличии вины. Таким образом, с одной стороны, к информационным посредникам применяются общие положения Кодекса об ответственности за нарушение интеллектуальных прав. С другой стороны, подчеркнуто, что информационные посредники несут такую ответственность только за вину. Правило абз. 3 п. 3 ст. 1250 ГК РФ (в редакции Закона N 35-ФЗ) о том, что за нарушение интеллектуальных прав, допущенное при осуществлении предпринимательской деятельности, такие меры ответственности, как возмещение убытков и компенсация, подлежат применению независимо от вины нарушителя, к информационным посредникам не применяется.

Кроме того, в п. 1 комментируемой статьи специально подчеркивается, что ответственность информационных посредников наступает за вину "с учетом особенностей, установленных пунктами 2 и 3 настоящей статьи", в которых названы условия, когда конкретные виды информационных посредников не несут ответственность. По существу наличие данных условий позволяет признать в спорном случае отсутствие вины того или иного информационного посредника. Ему не требуется самому искать доводы в пользу отсутствия вины в его действиях. Для признания отсутствия его вины и, следовательно, для освобождения от ответственности ему достаточно доказать соблюдение условий, предусмотренных в указанных пунктах.

Однако п. п. 2 и 3 настоящей статьи предусматривают условия освобождения от ответственности только двух видов информационных посредников: лица, осуществляющего передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети (т.е. оператора связи), и лица, предоставляющего возможность размещения материала в информационно-телекоммуникационной сети (т.е. провайдера хостинга).

В п. 1 первоначальной редакции рассматриваемой статьи понятие информационного посредника (интернет-провайдера) охватывало только два вышеназванных типа посредников, поэтому содержание п. п. 2 и 3 полностью отвечало на вопрос о том, в каких случаях эти лица не будут нести ответственность за нарушение интеллектуальных прав. В действующей редакции п. 1 комментируемой статьи наряду с уже упоминавшимися двумя видами информационных посредников упоминается третий - лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в информационно-телекоммуникационной сети. К сожалению, из содержания статьи непонятно, что это за лицо. В отношении его не предусмотрено также и специальных оснований освобождения от ответственности, как это сделано в отношении двух других категорий информационных посредников. В Федеральном законе от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" <1> (далее - Закон об информации) о предоставлении доступа, ограничении доступа, оказании услуг по предоставлению доступа говорится в отношении как операторов связи, так и провайдеров хостинга (ст. ст. 15.1 и 15.2). Однако они уже упомянуты в п. 1 комментируемой статьи, поэтому следует предположить, что, возможно, имелся в виду какой-то иной вид информационных посредников.

--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3448.

К этой категории лиц положения комментируемой статьи, очевидно, должны применяться следующим образом: 1) необходимо определить, подпадает ли лицо под определение информационного посредника, предоставляющего возможность доступа к материалу в информационно-телекоммуникационной сети; 2) для освобождения от ответственности за нарушение интеллектуальных прав такое лицо должно представить доказательства отсутствия его вины в совершенном нарушении.

5. Пункт 2 рассматриваемой статьи устанавливает критерии, при соблюдении которых информационный посредник, осуществляющий передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, происшедшее в результате этой передачи. В данном случае речь идет о лице, осуществляющем только функции связи. Как правило, оператор связи в силу специфики своей деятельности не знает о содержании информации, которую передает.

В п. 2 комментируемой статьи названы три условия, одновременное соблюдение которых служит основанием для освобождения такого информационного посредника от ответственности:

1) он не является инициатором передачи и не определяет получателя материала, содержавшего материал, нарушающий чьи-то интеллектуальные права. По существу эти обстоятельства свидетельствуют о том, что такой посредник выполняет исключительно функцию связи;

2) он не изменяет передаваемый материал при оказании услуг связи, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала. Это доказывает, что он не может знать о том, что содержание передаваемого материала нарушает интеллектуальные права;

3) информационный посредник не знал и не должен был знать о том, что использование результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации) лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего этот результат (средство индивидуализации), является неправомерным. Это условие направлено на то, чтобы исключить ситуацию, в которой информационный посредник заранее был в курсе нарушения и сознательно в нем участвовал. Представляется, что в связи с закреплением в п. 3 ст. 1 ГК РФ принципа добросовестности данное условие излишне.

6. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает критерии, при соблюдении которых освобождается от ответственности за нарушение интеллектуальных прав информационный посредник, выполняющий функции провайдера хостинга. Деятельность такого посредника описана в п. 3 как предоставление возможности размещения материала в информационно-телекоммуникационной сети третьему лицу или по указанию такого третьего лица. Нарушение интеллектуальных прав, в отношении которых провайдер хостинга может быть освобожден от ответственности, описано как происшедшее в результате размещения в информационно-телекоммуникационной сети материала третьим лицом или по его указанию.

Такой информационный посредник освобождается от ответственности при одновременном соблюдении двух условий. Во-первых, если он не знал и не должен был знать о том, что использование результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации), содержащегося в размещенном материале, является неправомерным. Во-вторых, в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети Интернет, на которых размещен такой материал, информационный посредник своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав. В отношении того, что понимать под необходимыми и достаточными мерами, предусмотрено только, что перечень таких мер может быть установлен законом. Как мы уже говорили, в настоящее время некоторые положения о таких мерах в отношении нарушения интеллектуальных прав на фильмы содержатся в ст. 15.2 Закона об информации. В принципе при отсутствии специального перечня необходимых и достаточных мер, установленного законом, суды могут самостоятельно определять в каждом конкретном случае и с учетом всех обстоятельств, насколько соответствуют требованиям комментируемой статьи меры, принятые информационным посредником, когда ему стало известно о нарушении.

7. Пункт 4 комментируемой статьи предусматривает, что к информационному посреднику, освобожденному от ответственности за нарушение интеллектуальных прав на основании положений п. п. 1 - 3 этой статьи, могут быть предъявлены требования о защите интеллектуальных прав, не связанные с применением мер гражданско-правовой ответственности. В качестве примеров таких требований названы удаление информации, нарушающей исключительные права, а также ограничение доступа к такой информации.

Представляется, что редакция данного пункта в целом неудачна. В частности, неудачно сформулировано в нем требование об удалении "информации, нарушающей исключительные права". Во всем тексте статьи используется термин "материал", а в п. 5 упоминаются как материалы, так и информация о таких материалах. Создается неопределенность в терминологии, которая может привести к неправильному толкованию данной нормы. Представляется, что в ней подразумеваются именно материалы, содержащие незаконно используемые результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Непонятно также, почему меры по удалению материалов или ограничению доступа к ним, предусмотренные в п. 4 настоящей статьи, могут применяться только к нарушениям исключительных прав. Ведь п. 1 ст. 1251 ГК РФ прямо предусматривает в качестве меры защиты нарушенных личных неимущественных прав пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Еще более существенно то, что в п. 4 комментируемой статьи нет четкого разграничения мер гражданско-правовой ответственности и способов защиты, не связанных с применением мер ответственности (как нет такого разграничения и в других статьях ГК). В этой ситуации достаточно сложно понять, какие именно требования по защите интеллектуальных прав могут быть предъявлены к информационному посреднику помимо упомянутых удаления информации и ограничения доступа к информации.

В новой редакции ст. 1250 ГК РФ эта проблема решена путем введения четких перечней случаев, когда применяются те или иные меры ответственности или способы защиты. Так, в п. 5 ст. 1250 ГК РФ, который должен заменить действующий п. 3 этой же статьи, содержится исчерпывающий перечень мер, которые могут применяться в отношении нарушителя интеллектуальных прав независимо от вины. К ним относятся: публикация решения суда о допущенном нарушении (подп. 5 п. 1 ст. 1252), пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации либо создающих угрозу нарушения такого права (подп. 2 п. 1 ст. 1252), изъятие и уничтожение контрафактных материальных носителей (подп. 4 п. 1 ст. 1252). Кроме того, в соответствии с п. 5 ст. 1250 ГК РФ нарушитель в любом случае обязан прекратить нарушение интеллектуальных прав. Удаление материалов, содержащих незаконно используемые результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, или ограничение доступа к таким материалам относится к мерам, направленным на пресечение действий, нарушающих исключительное право либо создающих угрозу нарушения такого права. Положения п. 4 комментируемой статьи направлены на решение того же вопроса, что и положения нового п. 5 ст. 1250 ГК РФ, но сформулированы недостаточно четко.

Неудачна и ссылка на п. 1 ст. 1250, п. 1 ст. 1251 и п. 1 ст. 1252 ГК РФ, содержащаяся в п. 4 комментируемой статьи. Если п. 1 ст. 1250 содержит самую общую отсылку к другим положениям ГК о способах защиты гражданских прав, то в п. 1 ст. 1251 содержится примерный перечень способов защиты нарушенных личных неимущественных прав автора, к числу которых относится компенсация морального вреда. В п. 1 ст. 1252 приведен перечень различных способов защиты исключительных прав, включающий возмещение убытков. И компенсация морального вреда, и возмещение убытков обычно рассматриваются как меры гражданско-правовой ответственности, которые согласно п. 4 настоящей статьи не должны применяться к информационному посреднику.

Назначение п. 4 комментируемой статьи состоит в том, чтобы подчеркнуть, что освобождение информационного посредника от ответственности не освобождает его от обязанности прекратить происходящее нарушение интеллектуальных прав или способствовать пресечению такого нарушения (подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК). На это направлено также уточнение редакции подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ, в соответствии с которым требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, могут быть предъявлены не только к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему приготовления к их совершению, но и к иным лицам, которые могут пресечь такие действия. Под указанными иными лицами подразумеваются прежде всего информационные посредники.

8. Согласно п. 5 комментируемой статьи ее правила применяются в отношении лиц, предоставляющих возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети.

Очевидно, в данном пункте речь идет не об информационных посредниках, поскольку всех информационных посредников было бы целесообразно перечислить в п. 1 настоящей статьи. Если же положения п. 5 распространяются на любых лиц (например, на владельцев интернет-сайтов), то описание этих лиц, содержащееся в данном пункте, явно недостаточно полное. Например, в этом пункте упомянуто лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу, но такое лицо названо также и в п. 1 комментируемой статьи, причем там оно охарактеризовано как информационный посредник, а в п. 5 у него такая характеристика отсутствует. В чем заключается различие между ними - неясно. Возможно, в п. 5 рассматриваемой статьи под лицами, предоставляющими возможность доступа к материалам в информационно-телекоммуникационной сети, подразумеваются владельцы сайтов, но возникает вопрос о том, следует ли освобождать их от ответственности за нарушение интеллектуальных прав на тех же условиях, что и информационных посредников.

Также неясно, кто подразумевается под лицом, предоставляющим возможность доступа к информации, необходимой для получения материала с использованием информационно-телекоммуникационной сети: определенный тип информационного посредника (например, поисковые ресурсы) или любые информационные ресурсы (в том числе сайты), содержащие ссылки, позволяющие найти те или иные материалы в информационно-телекоммуникационных сетях?

Пункт 5 комментируемой статьи сформулирован таким образом, что к названным в нем категориям лиц нельзя применить п. п. 2 и 3 данной статьи, так как эти категории лиц в них не упоминаются, а условия, содержащиеся в указанных пунктах, различны. Таким образом, лица, перечисленные в п. 5, должны отвечать за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях на общих основаниях, предусмотренных ГК РФ, при наличии вины (п. 1 комментируемой статьи). К ним также применим п. 4 этой же статьи.