Статья 1111 ГК РФ. Основания наследования

Ст 1111 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

Наследование осуществляется по завещанию и по закону.

Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

Комментарий к статье 1111 ГК РФ:

1. В российском гражданском праве существует два варианта регламентации отношений, связанных с наследственным правопреемством. В основе их различия лежит волеизъявление умершего, направленное на определение посмертной судьбы его имущества. Если такое волеизъявление было сделано, правопреемство регулируется способом, который именуется наследованием по завещанию. В случаях его отсутствия правопреемство регулируется другим способом, который именуется наследованием по закону.

С точки зрения сравнительного правоведения, а также истории гражданского права российский закон в этом плане занимает ту же позицию, что и преобладающее большинство других правовых систем. Уместно напомнить, что на протяжении веков на различных территориях, входящих в Западную Европу, существовали многочисленные различия в формах правового регулирования наследования. Было распространено практически раздельное регулирование наследования недвижимости и движимости, существовали и иные расхождения. В частности, в России до 1917 г. во многом различно определялось наследование так называемого "родового" и "благоприобретенного" имущества. В странах континентальной Европы и англосаксонских роль суда в механизме правопреемства была (и все еще остается) различной (см. коммент. к ст. 1110) и др. Однако с течением времени повсеместно на первый план вышли два упомянутых способа регулирования: при наличии завещания и без завещания.

Российское наследственное право примыкает к позиции преобладающей части других правовых систем также и еще в одном вопросе. Оно требует, чтобы указанное волеизъявление было индивидуальным и специальным. В некоторых странах такое волеизъявление может быть сделано совместно с другим лицом, в том числе и посредством заключения договора.

Оба способа правового регулирования имеют общий предмет - правопреемство в том смысле, в котором о нем говорит п. 1 ст. 1110 ГК. По этой причине в разд. V ГК "Наследственное право" содержатся как правила, посвященные только наследованию по завещанию и только наследованию по закону, так и нормы, регулирующие одновременно и то, и другое. Обращает на себя внимание и единство правовых понятий, употребляемых названным разделом. Как при наличии завещания, так и при его отсутствии получатели имущества умерших квалифицируются как "наследники". Подход, содержащийся в комментируемой статье, отличается, например, от подхода стран с англосаксонской системой права, где наследники по завещанию именуются одним термином, а наследники по закону - другим (соответственно - "legatees" и "heirs"). Для российского права наследование по завещанию - именно наследование, в то время как право некоторых других стран обнаруживает склонность трактовать его как завещательный отказ (о завещательном отказе по праву Российской Федерации см. коммент. к ст. 1136 и 1137).

2. Рассматривая норму, содержащуюся в ч. 1 комментируемой статьи, следует обратить внимание на порядок, в котором перечислены виды правового регулирования наследственного преемства. Закон помещает на первое место наследование по завещанию, а на второе - наследование по закону. Это не просто редакционная особенность комментируемой статьи, за этим стоит принципиальная позиция ГК. На протяжении 80 лет советского периода истории российского наследственного права в аналогичных постановлениях закон неизменно ставил наследование по закону на первое место, а наследование по завещанию - на второе. И это тоже было выражением принципиальной позиции.

Наследование по завещанию поставлено на первое место не только в комментируемой статье, но и в целом в разд. V ГК "Наследственное право". Наследованию по завещанию посвящена гл. 62, за которой следует гл. 63 "Наследование по закону". Нормы о наследовании по завещанию предшествуют правилам о наследовании по закону.

Принципиальная позиция ГК выражается не только в структуре разд. V, но и в детальности регулирования. В центре правового регулирования стоит наследование по завещанию. Показательно уже одно количество статей. Ему посвящены 23 статьи (ст. 1118 - 1140), наследованию по закону - 11 статей (ст. 1141 - 1151).

3. В историческом развитии наследование по закону возникло раньше наследования по завещанию. Соответственно первое в течение многих веков находилось в центре наследственного права. Вместе с тем наследование по завещанию - одно из последствий развития личности. Чем более общество готово воспринимать человека как личность, которая сама определяет свои поступки и их последствия (в соответствующих исторических условиях, разумеется), тем больше внимания наследованию по завещанию уделяет действующее в этом обществе право. История показывает, что в определенные моменты такое развитие приобретает скачкообразный характер. Так обычно происходит, когда массы людей оказываются вовлеченными в военные действия. В этих экстремальных условиях, с одной стороны, особенно ярко обнаруживается, что человек - это независимая личность, а с другой - само физическое существование человека ставится под повышенную угрозу. Не случайно, в частности, в античном Риме древнейшим видом завещания было так называемое "завещание перед войском, выступающим в поход" (testamentum in procinctu), а несколько позже там же полностью свободным от любых формальных требований стало так называемое "завещание солдата" (testamentum militis).

Впрочем, в Западной Европе после падения Рима развитие наследования по завещанию было довольно противоречивым. В частности, германские племена принесли свое отношение к личности, отразившееся в древнем правовом принципе, что "только Бог может сделать наследниками, но не человек". Тем не менее развитие общества и личности человека продолжалось, и наследование по завещанию, в общем, не отвергалось даже многочисленными сторонниками общественных реформ. В частности, в Англии И. Бентам не считал возможным ограничивать завещания. Единственным исключением стала Франция, где 7 марта 1793 г. был издан декрет, полностью отменивший завещания. Но за ним стояла не принципиальная отрицательная позиция, а соображения практического порядка. В предреволюционной Франции в дворянском сословии действовало аристократическое правило о призвании к наследованию только старшего сына. Революция ввела демократическое начало равного наследования всех сыновей. Однако якобинцы опасались, что бывшие аристократы используют завещания для сопротивления демократическим преобразованиям. Этот декрет, впрочем, скоро был отменен.

Однако осталась идея, которую приводили его сторонники в обоснование отмены завещаний. Они утверждали, что умершее лицо не может навязывать потомкам то, что они назвали тиранией его воли. Эта идея пережила своих авторов. Почти век спустя К. Маркс высказался против завещания именно потому, что оно позволяет умершему навязывать свою волю живущим спустя долгое время после того, как он сам перестал существовать. Парадоксально, но именно это и произошло с самой якобинско-марксистской идеей о необходимости бороться с "загробной тиранией воли завещателей". Правда, это произошло уже не в Западной Европе.

4. Во втором десятилетии XX в. в России и без того слишком медленное развитие наследственного права на фоне общего цивилизационного процесса возрастающего правового признания человеческой личности вообще было прервано почти на полвека.

Декрет ВЦИК "Об отмене наследования" открывался следующим положением: "Наследование. по духовному завещанию отменяется" (ст. 1). Все дела о наследовании по завещанию, находившиеся к этому моменту в судах, были прекращены. Было остановлено составление новых завещаний.

Указанным Декретом курс на маргинализацию российского наследственного права в данной области не завершился. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. допустил наследование по завещанию. Однако завещание было возвращено именно в том виде, который концентрированно выражал феодальную отсталость России. В ней различались так называемые "благоприобретенные имущества", которые могли завещаться неограниченно, и так называемые "родовые имения", которые можно было завещать лишь наследникам по закону.

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. разрешил завещания лишь в пользу наследников по закону, тем самым распространив на все население страны один из наиболее одиозных гражданско-правовых институтов прежнего режима.

В этом положении наследование по завещанию оставалось на протяжении самой страшной в истории России Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. Десятки миллионов были вовлечены в военные действия, что дало мощный толчок развитию личности. Реакция российского наследственного права советского периода на этот исторический процесс была ограниченной. В 1942 г. был введен упрощенный порядок удостоверения завещаний военнослужащих. Однако всю войну составлять завещания можно было только в пользу наследников по закону, куда, между прочим, Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. не включал родителей. Рассматриваемое ограничение было лишь несколько ослаблено, и притом только менее чем за 2 месяца до Победы. 14 марта 1945 г. было разрешено совершать завещания в пользу лиц, не входивших в круг наследников по закону. Однако завещания в пользу названных лиц допускались лишь при отсутствии наследников по закону.

Должно было пройти еще почти два десятилетия, пока ГК РСФСР отменил феодальное по своему происхождению ограничение круга наследников по завещанию.

Тем не менее принципиальный подход к двум формам регулирования наследственного преемства изменен не был. В российских законах советского периода на первом месте неизменно помещалось наследование по закону, а на втором - наследование по завещанию, что было одним из проявлений отношения к личной свободе (ст. 527 ГК РСФСР). Так же была построена и вся структура соответствующего раздела этого Кодекса: он начинался с правил о наследовании по закону и лишь после них шли нормы о наследовании по завещанию.

5. Принципиальный подход к двум формам регулирования наследственного правопреемства изменился лишь в современном российском наследственном праве. Это было прямым следствием закрепления начал свободы в Конституции.

В Постановлении Конституционного Суда РФ N 1-П выявлено, что конституционная гарантия, предоставленная праву наследования ч. 4 ст. 35, а также предусматриваемая ч. 2 ст. 35 Конституции возможность для собственника распорядиться принадлежащим ему имуществом являются "основой свободы наследования". Важно отметить, что при этом было также выявлено, что Конституция включает в гарантированное ею право наследования в качестве одного из его правомочий право завещателя распорядиться своим имуществом. Конституционный Суд РФ выявил, что Конституция предопределяет основное содержание гражданско-правовых норм о завещании. В Постановлении Конституционного Суда РФ N 1-П определено, что Конституция воспрещает законодателю лишать завещателей "возможности осуществлять свободное волеизъявление по завещанию".

По этой причине ГК занял в данном вопросе кардинально иную позицию: для него на первом месте находится наследование по завещанию как форма правового регулирования, прямо связанная с одним из проявлений свободы личности.

6. Ставя наследование по завещанию в центр правового регулирования, ч. 1 комментируемой статьи, а также весь разд. V ГК "Наследственное право" исходят из того, что каждый человек волен свободно распоряжаться тем, что ему принадлежит, не только на протяжении жизни, но также и на случай своей смерти. ГК рассматривает каждого