Статья 1106 ГК РФ. Последствия неосновательной передачи права другому лицу

Ст 1106 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

Лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего или недействительного обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право.

Комментарий к статье 1106 ГК РФ:

1. Коммент. ст. не связывает действительность уступки требования с наличием ее правового основания. В частности, уступка имеет силу, если она происходит indebite, т.е. во исполнение предполагаемого, но фактически не существующего обязательства. Это означает, что уступка требования, так же как и традиция, есть абстрактная сделка (см.: Tuhr A. Allgemeiner Teil des Schweizerischen Obligationenrechts. Tubingen, 1925. Halbbd. 2. S. 719; Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1999. Вып. 6. С. 7).

2. В случае неосновательной уступки требования коммент. ст. наделяет цедента (потерпевшего) правом требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих уступленное требование. Если в этой статье под "правом требовать восстановления прежнего положения" понимается направленное против цессионария (приобретателя) притязание цедента на совершение обратной уступки, то обратный переход уступленного требования становится проблематичным, так как корреспондирующая с этим притязанием охранительная обязанность цессионария совершить обратную уступку не может быть реализована вопреки его воле органами исполнения в порядке исполнительного производства. Удовлетворение интереса цедента (потерпевшего) в обратном переходе неосновательно уступленного требования не будет связано умонастроением цессионария (приобретателя) лишь в том случае, если мы признаем, что предоставленное ему коммент. ст. "право требовать восстановления прежнего положения" является не чем иным, как правом требовать от суда перевода на себя принадлежащего цессионарию требования, т.е. преобразовательным притязанием, осуществляемым актом судебного решения (см.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования. С. 9, 10).