Статья 1070 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

Ст 1070 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

2. Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 настоящего Кодекса. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Комментарий к статье 1070 ГК РФ:

1. Коммент. ст., как и ст. 1069 ГК, посвящена ответственности за вред, причиненный актами власти. Однако в данном случае речь идет об актах особого рода, которые применяются правоохранительными органами и судами. Поскольку правила возмещения вреда, причиненного в указанной сфере, отличаются значительной спецификой, они как в ранее действовавшем законодательстве, так и сейчас урегулированы особо. В основном ст. 1070 воспроизводит положения ст. 447 ГК 1964 г., несмотря на единодушную критику их со стороны ученых. В настоящее время она нуждается в коренном пересмотре, поскольку в значительной степени "перекрыта" правилами гл. 18 "Реабилитация" УПК, с принятием которого гарантии прав и законных интересов потерпевших значительно повышены. Шаг этот тем более знаменателен, поскольку его не сделали или не смогли сделать составители проекта ГК.

2. Статья 1070 подразделяет незаконные акты власти правоохранительных органов и суда на три группы, устанавливая для каждой из них несовпадающие условия возмещения вреда. Во-первых, это акты власти, исчерпывающий перечень которых дан в п. 1. Ответственность за причиненный ими вред наступает независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Во-вторых, это иные незаконные акты власти правоохранительных органов (но не суда!), которые не подпадают под перечень, содержащийся в п. 1. Причиненный ими вред возмещается по правилам ст. 1069 ГК, т.е. лишь при наличии вины соответствующих должностных лиц, которая в соответствии с общим правилом презюмируется.

В-третьих, это незаконные акты правосудия, не вошедшие в перечень п. 1 ст. 1070. В данном случае ответственность наступает, если только вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Конституционность этой нормы была подтверждена в целом Постановлением Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П (СЗ РФ. 2001. N 7. Ст. 700). При этом Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что под осуществлением правосудия в п. 2 ст. 1070 понимается "не все судопроизводство, а лишь та его часть, которая заключается в принятии актов судебной власти по разрешению подведомственных суду дел, т.е. судебных актов, разрешающих дело по существу (п. 4). Вследствие этого положение о вине судьи, установленной приговором суда, не может служить препятствием для возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) судьи в ходе осуществления гражданского судопроизводства, в случае если он издает незаконный акт (или проявляет противоправное бездействие) по вопросам, определяющим не материально-правовое (решение спора по существу), а процессуально-правовое положение сторон. В таких случаях, в том числе в случае противоправного деяния судьи, не выраженного в судебном акте (нарушение разумных сроков судебного разбирательства, иное грубое нарушение процедуры), его вина может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением (п. 5)".

Со вступлением в действие новых УПК и КоАП указанное подразделение незаконных актов правоохранительных органов и суда во многом утратило свое значение. В частности, согласно ст. 133 УПК правом на возмещение вреда, причем независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда, обладают любые лица, незаконно подвергнутые любым мерам процессуального принуждения, а также принудительным мерам медицинского характера в ходе производства по уголовному делу.

Данное мнение, судя по Определению от 4 декабря 2003 г. N 440-О "По жалобе гражданки Аликиной Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации" (документ официально не опубликован), разделяется и Конституционным Судом РФ. В указанном Определении Конституционный Суд РФ еще раз подтвердил свою позицию, отраженную в Постановлении от 27 июня 2000 г. по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР, согласно которой применительно к обеспечению конституционных прав понятия "задержанный", "обвиняемый", "предъявление обвинения" должны толковаться в их конституционно-правовом смысле, а не в придаваемом им УПК РСФСР, и что в целях реализации конституционных прав граждан необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование.

Положение лица, задержанного в качестве подозреваемого и помещенного в условия изоляции, по своему правовому режиму, степени применяемых ограничений и претерпеваемых в связи с этим ущемлений тождественно положению лица, в отношении которого содержание под стражей избрано в качестве меры пресечения. Следовательно, и вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, должен возмещаться государством в полном объеме независимо от вины соответствующих должностных лиц не только в прямо перечисленных в п. 1 ст. 1070 случаях, но и тогда, когда вред причиняется в результате незаконного применения в отношении гражданина такой меры процессуального принуждения, как задержание.

Сказанное лишний раз убеждает в необходимости решительного отказа от закрепления в коммент. ст. какого-либо перечня конкретных мер процессуального принуждения.

3. Непременным условием возникновения у потерпевшего права на возмещение вреда на основании ст. 1070 является прекращение уголовного или административного преследования по так называемым реабилитирующим основаниям (за отсутствием события преступления или административного правонарушения, за отсутствием в деянии состава преступления или административного правонарушения и т.п.). Напротив, прекращение преследования по иным основаниям (акт амнистии, истечение срока давности, недостижение возраста, с которого наступает ответственность, и др.) не является основанием для возмещения причиненного вреда.

4. Вред подлежит возмещению в полном объеме. Тот перечень имущественных потерь потерпевшего, который имеется в Положении о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г., в настоящее время носит лишь примерный характер и к тому же в значительной степени "перекрыт" ст. 135 УПК.

Что касается порядка и сроков обращения за возмещением вреда, то они определены гл. 18 УПК и сохраняющим силу Положением от 18 мая 1981 г. Последний акт, разумеется, применяется с учетом последующих изменений, связанных с возможностью обжаловать в суд любые решения, принятые в административном порядке.

Данные выводы подтверждены решением ВС от 5 апреля 2004 г. (РГ. 2004. 30 июня).

5. Пересмотру подлежит и ранее считавшееся незыблемым положение о том, что по ст. 1070 вред возмещается только гражданам. В соответствии со ст. 53 Конституции РФ истцами могут выступать и юридические лица, которым причинен вред незаконными актами правоохранительных органов и суда. Это подтверждает ст. 139 УПК, согласно которой причиненный юридическим лицам вред возмещается государством в полном объеме в порядке и сроки, установленные гл. 18 УПК.

Поэтому следует признать явно недостаточным внесенное 9 мая 2005 г. в п. 1 ст. 1070 дополнительное указание на то, что возмещению подлежит также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности. Данное дополнение является даже вредным, так как создает почву для рассуждений о том, что в иных случаях причинения вреда юридическому лицу незаконными действиями правоохранительных органов и суда он не подлежит возмещению.

6. Причиненный потерпевшим вред возмещается в настоящее время лишь за счет казны Российской Федерации, поскольку законом не предусмотрены случаи, когда вред возмещается за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования. О лицах, выступающих от имени казны, см. коммент. к ст. 1071 ГК.