Статья 1043 ГК РФ. Общее имущество товарищей

Ст 1043 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. Внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы признаются их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества либо не вытекает из существа обязательства.

Внесенное товарищами имущество, которым они обладали по основаниям, отличным от права собственности, используется в интересах всех товарищей и составляет наряду с имуществом, находящимся в их общей собственности, общее имущество товарищей.

2. Ведение бухгалтерского учета общего имущества товарищей может быть поручено ими одному из участвующих в договоре простого товарищества юридических лиц.

3. Пользование общим имуществом товарищей осуществляется по их общему согласию, а при недостижении согласия в порядке, устанавливаемом судом.

4. Обязанности товарищей по содержанию общего имущества и порядок возмещения расходов, связанных с выполнением этих обязанностей, определяются договором простого товарищества.

Комментарий к статье 1043 ГК РФ:

1. За счет внесения вкладов формируется общее имущество товарищей. Согласно п. 1 коммент. ст. последнее образуют: а) имущество, поступившее в общую долевую собственность; б) иное имущество в самом широком смысле, включая вещи, переданные в пользование без перехода права собственности, и иные блага (имущественные права, ноу-хау и т.п.). Формирование общего имущества основано на принципе, согласно которому никто не может передать больше прав, чем имеет, и, если прямо не оговорено иное, считаются переданными наиболее полные права.

Имущество, составляющее общую долевую собственность товарищей, формируется не только на основе внесенного товарищем - собственником имущества, но и за счет плодов, продукции и доходов, получаемых в процессе совместной деятельности, включая объекты незавершенного строительства и иные результаты совместной деятельности, если иное не установлено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства. В соответствии с положениями ст. 131 ГК и Закона о государственной регистрации переход прав на недвижимое имущество, поступающее в долевую собственность, подлежит государственной регистрации. Если одна из сторон в подобной ситуации уклоняется от государственной регистрации возникновения общей долевой собственности, суд вправе по требованию любого из товарищей принять соответствующее решение о государственной регистрации перехода прав (п. 18 письма ВАС N 59).

Иное общее имущество образуется, как правило, за счет передачи других, чем право собственности, прав на имущество (так, арендаторы могут предоставить имущество только в пользование и (или) владение и т.п.), а также любых имущественных прав (например, прав требования по договорам уступки, прав в отношении объектов интеллектуальной собственности и т.п.) или иных неимущественных благ (в частности, знаний, деловой репутации и т.п.), вносимых при заключении договора и (либо) приобретаемых в процессе совместной деятельности.

Вызывает определенные споры вопрос о том, на каком праве может быть передано государственное (муниципальное) имущество, закрепленное за унитарными предприятиями и учреждениями. Поскольку указанные юридические лица как участники гражданского оборота наделены самостоятельными вещными правами (хозяйственного ведения или оперативного управления), постольку можно сделать вывод, что подобное имущество не может быть передано в общую долевую собственность.

2. Общее имущество, составляющее основу для совместной деятельности неправосубъектного коллектива товарищей, необходимо обособить от личного имущества товарищей. Юридически это обеспечивается посредством ведения бухгалтерского учета. Указание в п. 2 коммент. ст. на то, что ведение такого учета может быть поручено одному из участвующих в договоре юридических лиц, основано на предположении, что действий юридического лица, в силу особенностей своего статуса обладающего необходимыми навыками и ресурсами, будет достаточно для выполнения указанной функции. В целом не противоречит существу отношений сторон поручение обязанностей по ведению бухгалтерского учета и иным товарищам, не являющимся юридическими лицами.

3. Пункт 3 коммент. ст. ограничивается лишь общим указанием на то, что вне зависимости от вида прав на общее имущество пользование им возможно только по общему согласию всех товарищей, а при его отсутствии и предъявлении соответствующего требования хотя бы одним из товарищей - только в порядке, определенном судом.

4. В настоящее время закон формально прямо не ограничивает право товарищей на самостоятельное распоряжение долей в праве общей собственности (в соответствии с требованиями гл. 16 ГК), если только запрет на это прямо не установлен в самом договоре или не вытекает из существа обязательства. В литературе высказано и противоположное мнение (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2003. С. 856 (автор главы - Н.А. Шебанова); Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. Кн. 5. Т. 1. М., 2006. С. 664 (автор главы - М.И. Брагинский)), основанное на учете специфики договора простого товарищества, в частности необходимости личного участия в совместной деятельности. Следует признать, что на основе исторического, систематического и логического толкования можно найти аргументы, равным образом подтверждающие каждую из указанных позиций.

Вместе с тем, какого бы мнения ни придерживаться, распоряжение товарищем долей в праве общей собственности вызывает множество практических вопросов. В частности, согласно п. 1 ст. 1050 ГК любой выход товарища из договора влечет по общему правилу прекращение договора простого товарищества. Самостоятельным случаем прекращения договора признается выдел доли товарища в общей собственности по требованию кредитора. В связи с этим можно сделать вывод, что если права товарища на общее имущество ограничиваются только долей в общей собственности, то распоряжение долей неизменно влечет выход товарища из договора. По сути, выйти из договора можно всегда, однако в ряде случаев такой досрочный выход признается нарушением договора. Поэтому возникает вопрос о юридической силе и целесообразности запрета на отчуждение доли. Фактически получается, что распоряжение долей возможно безотносительно к установленным запретам. Другое дело, что такое распоряжение может повлечь самостоятельные санкции в виде ответственности за нарушение принципа о том, что договоры должны соблюдаться. Кроме того, когда помимо доли товарищу принадлежат права и в ином имуществе, непонятно, что происходит с договором, в частности сохраняет ли он силу и если да, то в каком объеме, и т.п.

Очевидно, что без внесения дополнений в гл. 55 ГК обозначенная проблема о распоряжении долей в праве общей собственности не может быть решена однозначно. Поэтому в условиях имеющегося регулирования снизить вероятность каких-либо разногласий можно, если только в договоре простого товарищества четко и подробно определить условия, порядок и последствия распоряжения долей.

5. В п. 4 коммент. ст. вопрос о бремени несения расходов по содержанию общего имущества решен диспозитивным образом, т.е. оставлен в первую очередь на усмотрение сторон договора. Однако в любом случае необходимо учитывать общий запрет на полное исключение какого-либо товарища от участия в несении расходов и убытков и то, что обычным условием договора является несение указанной обязанности пропорционально размерам вкладов (см. коммент. к ст. 1046 ГК).